Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:13 

10:57 


20:49 

ВАРИАНТ 3

-Вы ведь прекрасно знаете, что да. Зачем спрашиваете?

11:32 

Сколько я ни планировала, что и как скажу ему при встрече, как всегда, все пошло совсем не по плану. Во-первых, случился самый страшный из моих сценариев - встретились мы с ним на улице. Ну вот что можно придумать за те несчастные доли секунды, пока человек идет тебе на встречу? Мало того, что времени нереально мало, так еще и психологическое давление просто невероятное: у тебя есть всего несколько секунд, чтобы сделать выбор, от которого зависит твоя дальнейшая судьба. Не успеешь ничего придумать - другого шанса может не быть (именно этот факт и давит больше всего) Скажешь что-нибудь не то или поведешь себя как-нибудь не так - и всё! Шансы, которые и так были ничтожно малы, стремительно падают до нуля. Особенно нервирует, когда не знаешь, как и что правильно говорить и как себя вести. Да, мне не хватило целых полутора лет, чтобы все это выяснить. Именно поэтому сейчас я тупо уставилась на него, понимая, что катастрофа неизбежна. Когда между нами осталось метра три, я решила, что пялиться на человека не хорошо, поэтому улыбнулась. Он был в очках, и я совершенно не представляла, видит ли он меня. Но он неожиданно улыбнулся в ответ. Значит видит. Мы с ним поравнялись и уже начали было расходиться, когда я вдруг (сама от себя такого не ожидала) выпалила:
-Простите, - понимая, что нужна какая-то причина, я ляпнула первое, что пришло в голову: Вы ведь Бенедикт Камбербэтч?

ВАРИАНТ 1
-Да. Чем могу помочь?
Я стояла и не могла выговорить ни слова, а он терпеливо ждал.
-Hi, - растерянно проговорила я.
-Hi, - ответил он и, заметив мою растерянность, улыбаясь поинтересовался: - Вы что-то хотели сказать?
Я постаралась взять себя в руки:
-Знаете, что самое смешное? 1,5 года я думала, что скажу Вам при встрече.. - я замолчала.
-И?
-И до сих пор не придумала, - глядя ему в глаза (как же хорошо, что он снял очки), призналась я. Мы оба рассмеялись.
-Ну вот, и что же теперь? - весело спросил он.
- Может.. - нерешительно начала я. - Может быть... сходим куда-нибудь? Конечно, если Вы никуда не торопитесь, - поспешно добавила я. Мое сердце замерло в ожидании его ответа. До сего момента я думала, что была морально готова к отказу, но сейчас, стоя лицом к лицу с человеком, за которого за последние 1,5 года я несколько раз успела выйти замуж, родить детей и, счастливо прожив, вместе состариться, я уже не была в этом так уверена. Все это время живешь в надежде на то, что вот Он, тот самый. Что все прошлые неудачи нужны были именно для того, чтобы я встретила Его. И если сейчас окажется, что я в очередной раз ошиблась... Это будет последний раз. Все, хватит! Больше никакой любви!
-Честно говоря, мама мне строго-настрого запретила куда-либо ходить с незнакомками, - улыбнувшись ответил он. Я уже почти успела расстроиться, как до меня дошло, что я (вечный тормоз) забыла представиться.
-Елена.
-Приятно познакомиться.
-Взаимно, - улыбнулись мы друг другу.
-Ну и?
-Что? - не поняла я.
-Куда пойдем? - как ни в чем не бывало спросил он, оглядываясь по сторонам в поисках "куда". Стараясь не впасть в шоковое состояние, я огляделась.
-Не знаю. Я всего лишь второй день в городе, поэтому не отказалась бы от экскурсии, - я с надеждой посмотрела в его чистые прекрасные глаза.
-Экскурсия? Ты хочешь, чтобы я устроил тебе экскурсию по Лондону? - те самые прекрасные глаза смотрели на меня с невероятным удивлением.
- Если можно, - подтвердила я. Что может быть лучше прогулки и тихой спокойной беседы с любимым человеком в самом прекрасном городе на свете.
-Экскурсия, так экскурсия, - пожал он плечами. - Начнем с речной прогулки по Темзе.

Мы шли вдоль берега Темзы к ближайшему причалу, а он рассказывал мне о городе: его привычках и обычаях, его прошлом, настоящем и вероятном будущем. Я шла в чужой стране, в чужом городе, с, по большому счету, чужим мне человеком, а мое сердце впервые чувствовало себя дома.

За последний год я заметно поднаторела в вопросе британской истории, поэтому его рассказ довольно быстро превратился в дискуссию. Нет, мы не спорили - как ни странно, наши взгляды по большинству вопросов совпадали. Я так была увлечена беседой, что даже не заметила, как мы подошли к "Лондонскому глазу", а его сложно не заметить, уж поверьте.
-"Глаз"? А я думала, мы идем кататься по Темзе?
Бенедикт указал куда-то вниз в сторону реки. Я проследила взглядом за его рукой: у подножия колеса имелся небольшой пирс с пришвартованным к нему двух-, а то и трехэтажным пароходом.
Бенедикт ступил на трап и повернулся ко мне:
-Осторожно: здесь скользко, - сказал он, протягивая руку. Сначала я хотела повозмущаться, мол, что я, маленькая, что ли, по мостику пройти не смогу?! Но как только моя нога оказалась на трапе, я мертвой хваткой вцепилась в предложенную руку: маленькая-то, я может, и не маленькая, но вот с памятью точно проблемы. Как я могла забыть о полной неспособности своих кроссовок к сцеплению с мокрыми поверхностями? А уж если поверхность наклонная... В общем, если бы не Бенедикт, пришлось бы меня из Темзы вылавливать.
-Ты в порядке? - поинтересовался он, когда я запрыгнула на теплоход.
-Да, - сердце все еще бешено колотилось. - Спасибо, - выдохнула я. - Надеюсь, следов не останется, - попробовала пошутить я, указывая на его руку, на которой наверняка отпечатались следы всех моих десяти пальцев.
-Ничего страшного даже если останутся, - улыбнулся он.
Поскольку день был солнечный, мы решили не прятаться в каютах и поднялись на верхнюю палубу. Не смотря на то, что был самый разгар рабочего дня, пассажиров было очень много. Хотя, в таких городах, как Лондон, 90% людей, которых ты встречаешь, особенно в районе какой-либо достопримечательности - туристы, поэтому в небольшом "муравейнике" вокруг не было ничего удивительного. "Муравейник" состоял наполовину из японцев (почему-то это самая путешествующая нация - куда бы я ни поехала, везде встречаю их, причем довольно большую делегацию), вторую половину составляли итальянцы, французы, испанцы, немцы, и я даже услышала несколько русских фраз. Знаете, как стоит кому-то или чему-то потревожить муравейник и он тут же оказывается с ног до головы облепленный муравьями? Признаться честно, я боялась, что Бенедикт окажется этим раздражителем и придется отбиваться от "муравьев". Но, к моему огромному удивлению и облегчению, кроме нескольких слегка удивленных взглядов, я не заметила никаких поползновений в его сторону.
- Дамы и господа, рассаживайтесь, мы отчаливаем, - вдруг как-будто из ниоткуда раздался голос гида. Она говорила на прекрасном британском английском не смотря на всю разношерстность публики. Оглядевшись, я заметила в ушах у некоторых черные точки - видимо, наушники с переводом на подобие тех, что раздают политикам разных стран на всяких саммитах. - Итак, мы начинаем наше речное путешествие. Буквально через минуту по правому борту вы сможете наблюдать Биг-Бен и Здание Парламента, которые были построены в...
Дальше я ее не слышала, потому что сидевший до того молча (что само по себе довольно странно) Бенедикт вдруг спросил:
- Так все-таки, почему ты меня остановила?
Я пожала плечами:
-Потому что поняла, что другого шанса может не быть, - просто ответила я. Бенедикт повернулся ко мне всем корпусом.
- Шанса на что? Получить автограф и сфотографироваться?
- Бенедикт... Можно мне тебя так называть? - уточнила я, заметив, как едва заметно дернулись его брови при звуке собственного имени.
- Бен - так короче, - улыбнулся он.
- Не понимаю, почему тебе не нравится твое имя. Красивое имя и к тому же тебе очень подходит. Даже не представляю, как тебя еще можно было назвать. А в сочетании с фамилией звучит вообще потрясающе: Бенедикт Камбербэтч... Не знаю, насколько редка эта фамилия, но у меня она ассоциируется с чем-то... необычным, оригинальным, единственным в своем роде. А совсем не с тем, с чем ты ее обычно сравниваешь, - улыбнувшись, добавила я. Но Бенедикт почему-то не смеялся. - Прости. Я...
-Все в порядке. Просто... - он замолчал. Я всмотрелась в его лицо: опять этот его задумчивый взгляд. Мне нравится этот взгляд, только вот глаза у него в эти моменты очень грустные.
- Просто обычно все смеются, - высказала я предположение. - Поэтому ты и сам стал подшучивать над собой - это твой защитный механизм.
Бенедикт посмотрел на меня так, будто видел впервые.
- Именно. Откуда ты... Не важно, - перебил он сам себя. - Ты мне так и не ответила, - напомнил он.
- Бенедикт, - я остановилась на доли секунды, но не заметив повторного танца его бровей, продолжила. - Автографы, фотографии - все это, конечно, хорошо, только толку? Согласна, фотография это память, доказательство того,что это был не сон, что это было, действительно было. А вот автограф вообще бесполезная штука, по-моему. Есть у меня несколько автографов актеров и спортсменов - и что? Они расписались и тут же забыли. Он абсолютно ничего не дает. Особенно, если хочется узнать человека, пообщаться с ним. Автографы и фотографии для тех, кому перед друзьями похвастаться хочется: мол, "смотри, я встретила Джонни Деппа!"; для тех, кому по большому счету все равно на ту личность, которая этот автограф поставила. Я так думаю.
-То есть, - уточнил он, - ты хотела узнать меня? - я кивнула. -Не Шерлока? Не Кана? Не кого-нибудь еще? Меня? - в его интонации было больше скепсиса, чем в голосе Скалли в первых сериях.
- Чему ты так удивляешься? Они вымышленные персонажи, а ты живой реально существующий человек, к тому же интересный. Естественно, я хочу узнать тебя.
Мы уже давно повернули обратно - экскурсия, ни слова из которой я, естественно, не слышала, подходила к концу.
Не смотря на все старания небесного светила, на воде было ощутимо прохладно. Поэтому я, будучи совершенно неподготовленной к речной прогулке (на мне были джинсы и тонкая рубашка) мерзлячкой, покрылась гусиной кожей с ног до головы.
- И что же ты хочешь знать?
- Сколько кубиков сахара ты кладешь в кофе; пьешь ли ты его вообще; что предпочитаешь: рассветы или закаты, зиму или лето; что ценишь в людях и что презираешь... - все, что поможет мне понять, какой ты, - я поежилась. И вдруг - стало тепло и почему-то уютно. Я оглянулась:
- Бенедикт, ты что?! А если заболеешь? - я попыталась вернуть пиджак.
- Даже не думай: у тебя уже губы синие, а я привык к такой погоде.
- Но Бен! - он молча вернул пиджак на мои плечи. Я сдалась: - Спасибо, - и укуталась в пиджак насколько это было возможно.
Несколько минут мы стояли молча. Только что по левому борту проплыл Биг-Бен, и уже был виден пирс, с которого мы отчалили чуть более часа назад.
-Ты где остановилась?
- В Роуз Корте, что на Грейт Кам..., - только тогда до меня дошло, что улица, где находился мой отель, была практически названа в честь Бенедикта. - ...берлэнд, - я посмотрела на своего спутника. - Честное слово, я даже внимания не обратила, - попыталась я извиниться не понятно, за что, но Бенедикт уже во всю смеялся.
-Отлично, - немного отдышавшись, сказал он, - по дороге есть отличное кафе, Yalla Yalla называется - там мы тебя и разморозим.
Я посмотрела на часы: было начало пятого. "Как раз к пятичасовому чаю успеем", - подумала я. И тут мы отчетливо ощутили легкий толчок - пароход причалил к пирсу.
- Ну что, идем?
Но не успели мы спуститься по трапу (как и на подъеме я практически висела на руке Бенедикта), как у него зазвонил сотовый.
-Извини, - произнес он, доставая телефон. - Да?... На набережной, а что? - он посмотрел на часы. - Черт! Да-да, сейчас буду! Прости, - это уже предназначалось мне. - Это был Джон, мой агент. Я совсем забыл, что у меня генрепетиция. Кстати, у меня завтра премьера. "Гамлет". Придешь? Я тебе в кассе билет оставлю.
Я сначала хотела сказать, что у меня билет на конец недели, а потом подумала, зачем отказываться?
- Конечно!
- Договорились, - он улыбнулся. - А в кафе в другой раз сходим.
- Договорились, - я стала снимать пиджак.
- Оставь. Сейчас холодать начнет, а тебе еще до отеля добираться. Завтра вернешь.
- А как же ты?
-Не переживай, за мной к станции машину должны прислать. Еще раз прости, что так получилось. До завтра?
- До завтра, - и он убежал. В прямом смысле: через полминуты его уже и след простыл.
Как бы не было приятно носить его пиджак, смотрелась я в нем, прямо скажем, нелепо. Поэтому я побрела в сторону отеля, чтобы утеплиться и продолжить прерванное знакомство с городом.
Я совершенно не представляла, как мы с ним завтра увидимся во всей этой премьерной суматохе, но после такого великолепного дня голову себе этим забивать не хотелось.

К тому моменту, как я вернулась в отель после вечерней прогулки по городу, я раз десять мысленно поблагодарила Бенедикта за прогноз погоды: если бы я не утеплилась, моя прогулка, вероятно, не продлилась бы и полчаса. А так, я прогулялась от отеля до набережной Темзы, затем дошла до Театра: поскольку прилетела я уже вечером, вчера разведать обстановку не получилось. Внутрь меня, конечно же, никто не пустил, но зато теперь я хотя бы знала, где находится служебный вход (не думала, что теперь он мне понадобится, но лучше пусть информация будет лишней, чем недостаточной) и кассы: еще не хватало перед самым спектаклем носиться по театру в поисках билета, так предусмотрительно оставленного Бенедиктом. Обойдя, такое ощущение, что полгорода, довольная и с чувством выполненного долга в отель я вернулась уже после одиннадцати. Взяв со стойки ключ от номера, я уже направилась в сторону лестницы, ведущей, как мне казалось, в небо, к столь заветной и желанной кровати: ног я уже не чувствовала - когда меня кто-то окликнул. Обернувшись, я увидела Екатерину, нашего портье. Хоть она и говорила на английском без акцента, сразу было видно, что человек наш. Как позже выяснилось, человек оказался почти нашим: Катя была родом из Украины. В Лондон приехала учиться и, как и многие-многие приезжие, подрабатывала. Поэтому разговаривали мы с ней, естественно, на русском.
-Вам несколько раз звонили, - сказала Катя. - Последний раз буквально несколько минут назад.
-Мне? - искренне удивилась я. Ну серьезно, кто мне мог звонить в Лондоне? Я тут не знаю никого, а родители уж точно позвонили бы на сотовый.
-Ну, во всяком случае я думаю, что Вам. Спросили Елену. Я попыталась уточнить номер комнаты, но он сказал, что знает только, что поселилась вчера. Вчера, кроме Вас, вообще никто не заселялся, так что....
-Он?
-Да, голос был мужской.
- А этот голос ничего не просил передать?
-Нет. Сказал, попробует чуть позже еще раз позвонить.
"Неужели... - подумала я. - Нет, быть не может. Зачем ему..." - и тут я заметила, что Катя от меня чего-то ждет. - Простите, Вы что-то спросили?
Она улыбнулась:
-Я говорю, если позвонит, вас соединять?
-Да, пожалуйста, - ответила я и продолжила свой путь к небесной кровати.

Когда я проснулась на звук разрывающегося телефона, то поняла, что уснула, не успев ни раздеться, ни постель расстелить. Я взяла с прикроватной тумбочки сотовый: 23:45. С того момента, как я закрыла за собой дверь номера, прошло всего лишь тридцать минут, а казалось, будто несколько часов. Телефон стоял на столике возле окна, поэтому пришлось встать.
-Алло? - сонно пробормотала я.
-Кажется, я тебя разбудил, - произнес на том конце провода извиняющийся голос - весь сон, как рукой сняло. - Прости.
-Ничего страшного, - ответила я, оглядывая себя и постель - обе одинаково помятые - все-таки лучше спать ПОД покрывалом.
-Привет, - прозвучало в ухе запоздалое приветствие. - Узнала?
-Привет. Узнала. Так это ты в отеле все телефоны оборвал? - пошутила я.
-Я днем так торопился, что даже забыл спросить твой номер, - объяснил он. - Пришлось искать другой путь.
-Зачем?
-В смысле?
-Ну, есть же какая-то причина для твоего звонка?- улыбнулась я.
- А может, я просто голос твой захотел услышать?
- Считай, миссия выполнена, - я попыталась отшутиться, но, кажется, произнесла это слишком резко.
- Почти, - я услышала, что он улыбается и облегченно выдохнула. - Я тут подумал, я тебе, вроде, поход в кафе обещал. Зачем откладывать? Почему бы нам завтра днем не встретиться? Заодно билет на вечерний спектакль отдам. Что скажешь?
А что тут можно было сказать?
- Я не против. Где и когда?
-А давай там, куда и собирались, в Yalla Yalla. Найдешь?
- Да, я мимо него сегодня проходила. А во сколько?
- В полдень? Для тебя это не слишком рано?
Дома в выходной я бы раньше 12 из постели не вылезла, но в поездках, почему-то, дольше, чем до восьми спать не получалось. Возможно, сказывалась разница во времени.
-Нет, полдень в самый раз.
-Договорились.
-Спокойной ночи, Бенедикт, - пожелала я и уже хотела нажать "отбой", когда до меня донеслось:
-Подожди!
-Да?
-Твой номер. Ты так и не сказала мне свой номер телефона, - напомнил он.
Я продиктовала ему свой местный сотовый и, еще раз попрощавшись, повесила трубку. Поставив на всякий случай будильник на 8 часов (по закону подлости, именно завтра могло стать исключением из правил) и быстренько приняв душ, я забралась под теплое (ночи в Лондоне были довольно прохладными) и мягкое одеяло. Предстояло придумать, что одеть на обед с Бенедиктом ( назвать это "свиданием" я не решалась) и что на премьеру. "Но все это не сейчас, все это завтра, завтра, завтра. А сейчас - спать", - сладко подумала я. Только я закрыла глаза, как подал голос сотовый, сообщая, что пришло текстовое сообщение. Я нехотя высунула руку из-под теплого, уютного и уже успевшего стать таким родным одеяла. На моем лице засияла улыбка, когда глаза пробежали по трем коротеньким строчкам:
"Спокойной ночи,
сладких снов.
Бенедикт"

Бенедикт POV

"Спокойной ночи и наисладчайших снов" - было последнее, что я увидел, прежде чем вчера заснуть. Как ни странно, но я действительно проспал всю ночь. Давно перед премьерой такого не было. Многие считают, что чем больше у актера опыт, тем меньше он волнуется перед очередным выходом на сцену, однако это не так. С опытом ты просто учишься лучше скрывать волнение, но оно присутствует. Всегда. Особенно перед премьерой. Именно поэтому обычно полночи перед столь ответственным днем я ворочаюсь в кровати, и стилистам-визажистам приходится прикладывать немало усилий, чтобы стереть с моего лица все отпечатки, оставленные после себя бессонной ночью. Мало, кто об этом знает. И даже из тех, кто знает, мало, кто понимает. Она понимала. Но не смогла принять... Оливия. Я закрыл глаза и сделал глубокий вдох. Уже столько лет прошло, а я... Так, все! Забыли! Сегодня на это нет времени. Словно в подтверждение моих мыслей раздалась телефонная трель. Я оторвал голову от подушки и посмотрел на танцующий на тумбочке телефон. Я уже давно всех приучил, что в дни премьер (не имело значения, что должно было быть представлено на суд публики: спектакль, фильм или сериал) меня никто не беспокоит. Поэтому звонить мог только один человек, лишь вчера появившийся в моей жизни и еще не знающий этого маленького правила, - Елена. Я снова откинулся на подушку. "Что я делаю? Зачем девушке голову морочу?", - эти мысли возникали в голове все чаще. Шевелиться не хотелось, но телефон никак не унимался. Тихо выругавшись, я прекратил его агонию:
-Алло? - как можно мягче произнес я.
-Бен, это я, - "это я" оказалось Джоном, моим агентом.
-Джон, какого черта?! Ты же прекрасно знаешь... - моему возмущению не было предела, но Джон прервал мою гневную тираду:
- Нет, Бен, это я хочу спросить: "Какого черта?" - я опешил.
-Ты о чем?
- Это не телефонный разговор, - послышалось на том конце в духе американских боевиков. - Жду тебя в офисе в 11, - как я ни пытался, ничего более конкретного добиться не смог.

Спустя час я уже шел по Броадвик-стрит, где находилось агентство. Всю дорогу я прокручивал в голове последние пару дней, пытаясь понять, что такого я мог натворить, да еще, судя по голосу Джона, в масштабах никак не меньше 10бального землетрясения. Но так ничего и не вспомнил. Оставалось только надеяться, что что бы это ни было, мы с этим быстро разберемся. Между "Ялла" и агентством было десять минут ходьбы, и мне бы очень не хотелось, чтобы они превратились в пятиминутный спринт - опаздывать не в моих правилах. Я посмотрел на часы: 10:48. А вот и знакомая дверь. Я в очередной раз оглядел по большому счету ничем не примечательное здание: ни вывески, ни каких-либо других опознавательных знаков, свидетельствовавших о наличии в здании актерского агентства, - не знаешь, так и не найдешь. Уже не раз предлагал Джону переехать, благо в финансовом плане этому ничто не мешало, но они с Ником (деловой партнер Джона) уперлись - и ни в какую. "Нас все устраивает" - именно этим заканчивался любой разговор на тему переезда. Поднявшись на третий этаж, целиком который занимало агентство Conway Van Gelder Grant, и поздоровавшись с секретаршей, я прямиком направился к офису Джона.
- Что на этот раз? - с порога спросил я. При виде меня Джон вскочил с кресла и, размахивая какими-то бумажками, двинулся на меня. Я бы не назвал его состояние гневом, злостью или яростью. На его лице скорее читалось недоумение: он смотрел на меня так, словно у меня выросла вторая голова. Я в три шага пересек офис и встретил Джона у его стола. - Что это? - поинтересовался я, указывая на, как я теперь мог видеть, фотографии в его руке.
- А вот это ты мне сейчас и объяснишь, - ответил тот и всучил мне (да-да, именно так) пачку глянцевых карточек. Вздохнув, я опустил взгляд на фотографии и не поверил своим глазам: у меня в руках был полный фоторепортаж вчерашней прогулки. Но надо отдать должное: фотографии были хорошего качества, я заметил даже несколько крупных планов. Две мне даже понравились. На одной была запечатлена моя спутница крупным планом. Она словно обернулась на оклик фотографа. Ее длинные каштановые волосы, которым заходящее солнце, ласково поглаживая своими лучами, придавало золотистый оттенок, послушно следовали за ветром в невидимом танце, прикрывая ее лицо, на котором можно было безошибочно прочитать беспокойство. Кажется, снимок сохранил момент, когда она, почувствовав на себе тепло моего пиджака, обернулась и увидела меня в одной рубашке. Она действительно обо мне беспокоилась. Эта мысль приятным теплом разлилась в области груди, и я не смог сдержать улыбку. На второй фотографии - мы оба. Уже на берегу. Странно, но сейчас, глядя на Елену в своем пиджаке, у меня возникло совершенно безумное непонятно откуда взявшееся чувство, что так и должно быть. Я тряхнул головой, пытаясь избавиться от этого странного наваждения:
- Откуда у тебя это?
- А ты как думаешь?
-Снова папарацци! Да когда же они угомонятся уже?! - я знал, что этого не случится никогда, что это, к сожалению, неотъемлемая часть моей профессии, но, честное слово, я начинал понимать тех людей (не будем называть имен), кто в итоге, не выдержав, начистили пару физиономий. У меня руки уже тоже начинали чесаться. - Представляю, что понаписали газеты, - я устало упал в одно из кресел возле стола.
- Ничего, - я удивлено поднял глаза на Джона. Он присел на стол передо мной и пояснил: - Не знаю всех деталей, но Карэн каким-то чудом удалось перехватить этого фотографа недоделанного до того, как снимки попали прессе в руки. - Кажется, вырвавшийся у меня вздох облегчения оказался не таким тихим, как я надеялся. - На этот раз легко отделался, но постарайся, пожалуйста, больше не светиться.
- А что с фотографиями?
Он пожал плечами:
- Можешь себе забрать - на память. Ну, рассказывай, кто она, - после короткой паузы поинтересовался он. - рассказывай все.
Глядя на Джона, не сложно было догадаться, каких деталей он жаждал услышать.
-Да нечего рассказывать. Вчера случайно встретились. Я показал ей город. Только и всего.
Он недоверчиво покосился:
-Показал город?
Я кивнул:
- Когда ты позвонил мне насчет репетиции, мы как раз закончили речную прогулку.
-Я не знал, что у тебя ТАКИЕ планы, - сказал он, слово извиняясь.
-Да не было у меня никаких планов!
-Ну-ну. Как хоть ее зовут?
-Елена. Она русская, - пояснил я.
- Русская? Опять? Тебе что, прошлого раза не хватило?
Я промолчал. Если он не понимал, что не все русские, впрочем, как и любая другая национальность, включая англичан, одинаковые и не видел, что две эти девушки совершенно разные и не только внешне, какой смысл был что-то возражать? К тому же, в мои планы совершенно не входило заводить сейчас отношения с кем бы то ни было.
- Послушай, мы с тобой это уже обсуждали: меня не волнует, греет ли кто-то твою постель, но в глазах твоих "камбербичез" ты должен оставаться свободным. Пока не решишь жениться, разумеется.
Я не люблю, когда мне указывают. Особенно на то, как мне вести свою личную жизнь. И да, такой разговор был, но, видимо, все воспринимается острее, когда у гипотетического "запретного" человека появляется реальное лицо. Поэтому не смотря на то, что я совершенно не собирался даже встречаться с Еленой, я не выдержал:
- А может, я уже решил, - и, оставив Джона с выражением явного шока на лице, ушел.

Выбежав на улицу, я остановился., чтобы отдышаться. К тому же, нужно было решить, что делать дальше. Если я не собираюсь встречаться с девушкой в романтическом смысле, это же совсем не значит, что я не могу с ней просто общаться. С другой стороны, если нас увидят вместе, слухов будет... Мне-то, конечно, не привыкать, а вот ей...Вечная проблема отношений - люди принимают решения друг за друга. Так что пусть она сама решает, нужно ли ей это. И честно говоря, не понимаю, что Джон так распереживался - не первый раз ведь. И "мои" "камбербичез" (все-таки не люблю я это слово... а слово ли это вообще?) к этому вполне нормально относятся. Во всяком случае, большинство из них. Им просто все равно. Так что и проблемы я не вижу. К тому же, он прекрасно знает, что свою личную жизнь (когда она у меня есть) я на показ не выставляю. Вечно сделает из мухи слона, а потом не знает, куда этого слона деть.
За этими мыслями я и не заметил, как пролетела десятиминутная прогулка и на другой стороне дороги показалось кафе. Перейдя дорогу, я увидел, что навстречу мне идет Елена. Одета она была практически так же, как вчера, только сменившая вчерашнюю клетчатую рубашку темно-синяя блузка выглядывала из-под жакета цвета "кофе-с-молоком". Я улыбнулся про себя жакету - девушка быстро учится. Она шла о чем-то задумавшись и, казалось, внимательно изучала асфальт под ногами. Я проследил за ее взглядом, но ничего примечательного не заметил. В "Yalla", как и во многих других кафе и ресторанах, использовали всю доступную площадь, что обычно выливалось в столики на тротуарах. На секунду я забеспокоился, что именно на них (в данном случае ярко-желтых) Елена и наткнется, но в последний момент она подняла взгляд и столкновения удалось избежать. Увидев меня, она улыбнулась. Встретившись у дверей, мы поприветствовали друг друга и вошли внутрь. (Погода была отличная и можно было бы занять столик на свежем воздухе, но в самом кафе все-таки поспокойнее и меньше шансов встретить фанатов или нарваться на папарацци.)
Мы заняли один из трех столиков на двоих, стоявших у стены - самое уединенное место в кафе. Спасало то, что было еще довольно рано и народу практически не было. Елену я усадил на диванчик с подушками, что стоял у стены, а сам занял табурет напротив - спиной к залу. Увидев ее растерянный взгляд, когда она открыла меню, я взял инициативу на себя и заказал нам обоим мое любимое блюдо - не слишком специфическое, так что ей должно понравится - и напитки.
- Как вчера прошла репетиция? - первой прервала она молчание.

07:39 

Прошло 11 месяцев, но ничего не изменилось....

22:20 

Полный штиль. Надеюсь, это затишье перед бурей.

13:30 

Labels are for the cans not people. (c)

18:55 

In the middle of difficulty lies opportunity.(c)

22:06 

Какое чуууудоооо!

Просто не могла не перепостить:)))))

29.10.2009 в 10:04
Пишет saocaria:

Такой славный!!!


URL записи

21:47 

Хех, хотела отпоститься, когда это еще было актуально, т.е. из Праги, но по техническим причинам не получилось(
Нашла я себе там очередное увлечение. Правда, продлилось это всего дня три. В смысле общение наше. Она была нашим гидом. Очень приятный в общении (не то, что некоторые) и умный человек. Да, я снова клюнула на мозг:) Даже писать-то, в принципе, и не о чем. Просто с огромной теплотой вспоминаю все наши экскурсии. Особенно Вену. Целый день в ее компании, так сказать. Рай на земле. Как всегда, в общем.

11:16 

Xena Warrior Princess

Я в шоке. Черт меня дернул посомтреть FIN. Они там совсем рехнулись?!!! Кто убивает гланого героя?!!!! Шесть лет насмарку! Вдруг весь сериал стал абсолютно бессмысленным. Я имею в виду: зачем нужно было снимать такую историю любви (любви, я сказала!), чтобы ее потом вот так закончить?! F*ck!! Вот зачем? Зачем им это надо было? Единственный вопрос, который теперь будет терзать меня вечно: зачем они убили Зену? Может, кто-то встречал ответ на него в каких-нибудь интервью? Поделитесь, пожалуйста. Потому что я не понимаю.

Ненавижу этот эпизод. Просто ненавижу. И хотя там полно моментов З/Г, не уверена, что когда-нибудь смогу его пересмотреть. Итак урыдалась вся, словно это у меня отобрали вторую половинку. Какое-то странное ощущение внутри. Не помню, чтобы когда-нибудь так убивалась, но тут меня просто скосила несправедливость и бессмысленность сего хода. Вот что им, жалко было вернуть Зену и отправить ее вместе с Габи в закат? Не понимаю. Да, бывает, что смерть - единственный выход для героя, но, по-моему, к Зене это не относится. Мне, честно говоря, было абсолютно наплевать на все эти чертовы души, и я бы на месте Габи даже слушать Зену не стала. Потому что это просто нечестно! Зена и Габриэль должны были жить долго и счастливо и умереть в один день. Ну, с их "работой" может и не долго, но счастливо и уйти обязательно вместе.



That's just WROOOOOOOOOOOOOONG!

@настроение: wanna kick something

16:34 

Писать, вроде, не о чем. Любовь прошла, завяли помидоры, а новой на горизонте тоже пока не видно. Но уж очень в архив не охота.

13:16 

Просто чтобы в архив не убрали.
Как удачно я почту проверила.

15:20 

Ну и подарочек на день варенья! Дневник в архив отправлять собрались! Не думаю, конечно, что он мне еще понадобится, но в архив его сдавать почему-то все же не хочется.

21:55 

Хочу любви

19:51 

У нас на работе есть одна девушка. Говорят, она л. У меня были подозрения, но я не была уверена. Да и сейчас у меня есть только чужие слова. В принципе, сама не знаю, что мне это дает и зачем пишу. Она даже не в моем вкусе. Просто захотелось высказаться.

19:41 

Что-то мне одиноко. Хочется любви и ласки. А еще больше хочется эту любовь и ласку отдавать. И опять первый, кто приходит на ум - Ленка.

18:00 

Все по-прежнему

На тренировке сегодня пару раз чуть не поругались. Пока прогуливались до остановки, Ленка снова пару раз выразила недовольство. Сначала дорогу переходили как-то странно: то она идет, а я ее остановить пытаюсь, то наоборот. Потом на промежуточной остановке остановились: она посидеть захотела, сказала, что устала. Она села, что-то рассказывает, а за ней на стенке - объявы о работе. Я их читать стала, а ей показалось, что я ее не слушаю. Тоже обиделась.

Уже почти дошли, а я еще даже не заикнулась: она все время что-то рассказывала. В принципе, я не против, но ведь я должна была сделать это.

В общем, уже спускаясь в переход я завела разговор.
- Я тебе одну вещь хочу сказать...
- Какую еще вещь?
-...но не знаю, как ты к этому отнесешься.
И тут меня заклинило:) но отступать некуда:) тем более, что Ленка теперь не отстанет.
-Ну, давай говори уже.
-В общем, помнишь, я тебе историю про препода рассказывала?
-Ну.
-А олесю?
-И?
-Олеся и была тем преподом....
Пауза.
-Ясно, - и опять так странно улыбнулась, как тогда, когда про глаза говорила. Так словно обрадовалась услышанному. Ну, по крайней мере, ей понравилось то, что она услышала.
-Сильно в шоке?
-Да нет. Меня вообще трудно чем-то удивить, - это да, забыла за ней такое, но есть. Интересно, как она отреагирует, когда ей в любви кто-нить признается. Хотелось бы на лицо ее посомтреть.
-А ну да, ты у нас такая.
-Вообще, я считаю, что каждый в праве сам выбирать.
-Мальчики мне тоже нравястя, но последнее время так получается.
Потом она вспомнила, что в фильме, кот вчера смотрела на французском, тоже какая-то история была. Не знаю уж, мальчики там были или девочки.
Потом автобус ее подошел.
-Я поеду?
Я пожала плечами:
-Езжай.

Вот в принципе и все. Я, по-моему, больше загрузилась, чем она. В принципе, для меня ничего не изменилось. Пока. Единственное, не договорили мы, и это меня слегка беспокоит. Хотелось бы все-таки побольше о ее мыслях на этот счет узнать. Лан, что есть, то есть.

22:24 

Выполняю обещание, данное this life KT...

... немного с запозданием, но все же.



Это моя Лена:) Правда, она себя почему-то не узнала:D

21:48 

Сегодня, наконец, встретились с Леной. До сих пор в ауте. Вот и наступил тот момент, когда я начинаю себя сдерживать, не делаю и не говорю то, что хочу. Пару месяцев назад сделала бы не задумываясь, к тому же нет в этом ничего такого. Ну вот что случилось бы, если бы я села с ней рядом? Меня это бесит! Хотела ее обнять; хотела сказать, что соскучилась, безумно соскучилась; хотела сказать, что не хочу, чтобы она уходила, что ее разговоры об отъезде меня пугают; хотела предложить остаться на ночь без всяких намеков, просто чтобы подольше побыть с ней; всю дорогу до остановки хотела ее поцеловать, но она села в траллик, а я так ничего и не сделала.

Я так с ума сойду.

Она снится мне причем сны.... Я ей. Что ей приснилось, не знаю: я не спросила, она не сказала. На ее вопрос, что она делала в моем сне, ответила "не скажу". Да и как ей сказать, что мы... были вместе, что она меня поцеловала?

Долго я так не протяну. Наверное, надо все-таки колоться. Я хотела сегодня ей сказать, но... Один взгляд на нее - и... я не смогла. Просто не смогла.

...мечты и иллюзии...

главная